22 января 2017 02:46   -7°   $59,67 €63,73

08.05.2015 19:34

Маршрутом Жени Крутовой. Специальный репортаж

В ночь на 1 августа 1943 года в небе над селом Русское Краснодарского края погибла Евгения Крутова, командир звена 46 гвардейского Таманского Краснознаменного авиаполка. Ей было 22 года.

Евгения Руднева, когда-то летавшая с Крутовой штурманом, ту ночь запомнила навсегда, она тоже была тогда в небе: «На моих глазах сожгли Женю Крутову с Леной Саликовой. Когда-то мы загадывали, что, может быть, придется вместе смотреть в глаза смерти. Я видела, как смерть подкрадывалась к Жене, но что я могла сделать?! Сначала Женя маневрировала, потом загорелась плоскость. Но она планировала, не падала. Горящий самолет закрыла от моих глаз плоскость, и я увидела только вспышку в воздухе от взрыва на земле. ... Успели ли выбраться? И было ли кому выбираться?»

Та ночь стала самой страшной в истории Таманского полка – были сбиты сразу 4 самолета. Против наших девчонок Люфтваффе вызвало одного из своих лучших асов.

Чебоксарские летчики возвращаются из экспедиции, посвященной памяти Жени Крутовой. Они видели место гибели ее экипажа. Возложили цветы. Они были там, где она училась летать, там, где стала частью полка легких ночных бомбардировщиков, где приняла боевое крещение. 6-дневный перелет по местам, связанным с именем Жени Крутовой, окончен. За спиной 3 тысячи 600 километров. Пилоты провели в воздухе в общей сложности 22 часа. В Чебоксарах их встречали как победителей.

Чтобы подготовить перелет памяти легендарной чебоксарской летчицы, понадобился не один месяц. В составе экспедиции – 6 человек и 3 двухместных самолета – 2 Сьерры и Цесна. Их маршрут не повторяет один в один боевой путь Жени Крутовой. Летать она научилась еще до войны в чебоксарском аэроклубе, но инструктором стала в Крыму, в Коктебеле, куда ее направили в 38-ом. Правда, Крым наши пилоты оставили напоследок. Маршрут построили так: Энгельс, Волгоград, село Русское в Краснодарском крае, Коктебель, Чебоксары.

Самая кропотливая работа - еще будучи на земле, километр за километром пройти весь путь по картам, изучить чужие аэродромы по снимкам со спутника. Самое сложное для пилота и в принципе самое главное - то, ради чего стоит поднимать самолет в небо – это посадка. Приземляться они будут на маленьких площадках, с короткими полосами, разглядеть которые с высоты иногда бывает очень сложно.

Рассказывает частный пилот Максим Гребенкин: «Мы подготавливаем запасные аэродромы, изучаем курс, с которого там заходят на посадку, вплоть до того, что знаем ответственных руководителей, берем все их координаты. Каждый аэродром, который может быть нам полезен, мы заносим в такой журнал».

Особенность перелета еще и в том, что кресла командиров заняли вчерашние курсанты — чебоксарцы, выучившиеся на частных пилотов, но дальше соседней Йошкар-Олы еще не летавшие. До экспедиции их налет не превышал у кого-то сорока, у кого-то 80-ти часов. Тем не менее, руководство авиакомпании «СкайМир» решило пойти на такой риск. Инструкторы, открывшие им дорогу в небо, полетели вторыми пилотами.

«Опыт колоссальный приобретем в таком полете, - уверен Константин Кольцов, только-только выучившийся на частного пилота. - И навигацию, и работу с Garmin-ом отработаем, просто так прогуляться не получится».

День до вылета. Техники с особой тщательностью готовят самолеты. Пилоты наклеивают на борта логотипы информационных партнеров и генерального спонсора – компании «Коммунальные технологии». Ее директор с радостью поддержал летчиков в их стремлении отдать дань памяти Жене Крутовой и напомнить о героизме этой девушки жителям Чувашии.

«Эти люди отличались от нас каким-то внутренним стержнем. Нам надо учиться у них и как ориентир держать перед глазами, - говорит Александр Костин, директор авиакомпании «СкайМир», организатор перелета памяти Жени Крутовой. - Не каждый мужчина сейчас сможет такой боевой путь пройти, как эти девушки».

Женя родом из Саратовской области, но дорогу в небо для нее открыли именно Чебоксары. Сюда семья приехала в 34-ом, после смерти отца. Пройдет еще 30 лет, и в честь Жени Крутовой назовут улицу в самом молодом городе Чувашии. В 64-ом Новочебоксарск только начинал строиться, для него самого тогда еще не придумали имя: просто город-спутник, но улица уже была.

Летчиков в эту экспедицию провожали именно в Новочебоксарске. Историю Жени Крутовой, которая за свою короткую жизнь сделала 102 боевых вылета, школьникам рассказали их же сверстники. А глава администрации города Олег Бирюков попросил пилотов отвезти небольшой подарок в село Русское – тем, кто ухаживает за братской могилой, в которой похоронена легендарная летчица: «В память, что она училась здесь, тренировалась, потом сама обучала тех авиаторов, которые шли на войну, вот такая тарелка от нашего города».

Утром 29 апреля на трех самолетах пилоты отправились по маршруту Жени Крутовой. Первая посадка – на маленьком аэродроме Шумейка рядом с Энгельсом.
Знаменитые женские авиаполки – истребительный, бомбардировочный и ночной бомбардировочный – родом как раз из этих мест. Осенью 41 года известная всей стране летчица Марина Раскова начала формировать их именно в Энгельсе. И к ней потянулись девчонки со всего Советского Союза. Женю Крутову долго не отпускали из чебоксарского аэроклуба, а потом, когда появился приказ наркома обороны СССР о формировании женских авиаполков, удержать уже не смогли. Женя стала ночным бомбардировщиком.

Как говорит Александр Костин: «Вклад женщин в боевые действия нельзя оценивать единицами сбитых самолетов, единицами подбитой вражеской техники, килограммами сброшенных бомб, чисто математически нельзя подходить. Вклад женщин – это как наше знамя, без этого знамени мужчинам было бы сложно воевать».

Вторая точка маршрута – Волгоград. И, конечно же, Мамаев курган. В Сталинградской битве Таманский авиаполк не участвовал, но в июне 42-го в Сальских степях между Ростовом и Сталинградом молодые летчицы – да что там говорить: совсем девчонки - уже начали бомбить позиции противника. Когда фашисты узнали, что с этих легких, почти бесшумно летающих самолетов ПО-2 снаряды на них сбрасывают девушки, тут же прозвали их «ночными ведьмами».

«Летишь и думаешь: как эти девчонки, которым по 20 лет было, летали на таких легких самолетах, в основном по ночам, без навигационного оборудования, без фар, по каким-то маленьким кострам находили свои аэродромы. Тут летишь с картами, с GPS-навигацией, и все равно сложно», - рассуждает Павел Семакин, директор по развитию авиакомпании «СкайМир», тоже имеющий удостоврение частного пилота.

Константин Кольцов добавляет: «Думалось, что полегче, а на самом деле – нет. Надо работать, а не просто сидеть и рулить. Это не как на автомобиле».
«Мы летим составом: 2 инструктора и 4 молодых пилота, которые только-только получили свидетельства, и это для них тоже боевое крещение, выход за рамки учебной программы, - объясняет Александр Костин. - А девушки – в таком скоростном темпе их тогда обучали – я бы сейчас с такой подготовкой в бой не выпустил никого!»

На счету Таманского женского авиаполка 24 тысячи боевых вылетов. Ночные бомбардировщики участвовали в обороне Владикавказа, в битве за Новороссийск, помогали освобождать Крым, сражались в Белоруссии и Польше, а Победу встретили в Германии. За три с половиной года боев полк потерял 32 летчицы. Самой трагической датой в истории полка считается первое августа 43 года. Тогда за один час погибли сразу 8 девушек. Это было недалеко от села Русское в Краснодарском крае. Здесь проходила так называемая «Голубая линия» - немецкий рубеж обороны. Таманский полуостров был целиком занят фашистами.

В этой братской могиле 90 советских солдат, но в первых строчках — имена погибших летчиц. В местном музее историки и краеведы собрали о девушках и их последнем бое всю информацию, какую могли. Нашу экспедицию здесь ждали, несмотря на поздний вечер, на то, что самолеты приземлились на 3 часа позже, чем планировалось. Александр Костин передал от Новочебоксарска памятную тарелку, а от пилотов — советские гермошлемы и книгу про Чебоксары.

Самое главное — пилоты смогли возложить цветы на братскую могилу и узнать подробности того воздушного боя. Эту историю жители села передают из поколение в поколение.

От огня зениток наши летчицы научились быстро уходить и стали почти неуловимыми. Когда немцы поняли, что с земли их не достать, решили бить с воздуха. В ту ночь охоту на девушек открыли истребители. Вражеские зенитки внизу молчали, но советские бомбардировщики загорались в небе один за другим. И летчицы не сразу догадались, что по ним бьют с Мессершмитта. Самолет Жени Крутовой загорелся первым. Вместе со штурманом Еленой Саликовой она еще пыталась посадить машину, но высота уже не позволяла делать маневры. Немецкий лётчик-ас за несколько минут сбил три наших самолета, еще один зацепили зенитки. 8 девушек сгорели заживо. И только после этой ночи экипажи начали брать с собой парашюты, хотя раньше предпочитали им лишние 20 килограммов бомб.

«Село Русское — более важный этап в нашем перелете, чем конечный этап — Коктебель, - считает Александр Костин, директор авиакомпании «СкайМир». - Конечный этап был сложнее технически, а самый важный момент всё-таки — прилететь на могилу Жени Крутовой. Люди встретили с такой душевной теплотой, что мы там сами растрогались».

«Это село на линии обороны было, на так называемой «Голубой линии». Они там чтут память ветеранов, но особенно — этих летчиц. Что интересно — 3 улицы названы в честь командиров экипажей. Памятник стоит, и улица Жени Крутовой прямо рядышком», - вспоминает частный пилот Дмитрий Алексеев.

В Краснодарском крае пилотам пришлось задержаться почти на двое суток. На Таманском полуострове погода была хорошая, а вот над Крымом стоял туман, и Коктебель не принимал самолеты. Летчики знали, что самый сложный этап экспедиции — полет над морем - им еще только предстоит, и предательская мысль не лететь в Крым их, конечно, посещала.

Как рассказывает Максим Гребенкин: «Разговоры были, но как мы могли вернуться — если эта точка обозначена на наших футболках, наших самолетах. Командир запретил все эти разговоры, сказал: «Мы будем в Коктебеле!». Мы дождались окна, удачно прилетели, с утра прибыли на аэродром, удачно ушли, всё получилось отлично».

Условия, в которых пришлось лететь, пилоты называют пограничными — они балансировали на грани между нормальными условиями и теми, где задание выполнить уже невозможно. Над Черным морем была низкая облачность. Лететь в облаках группой нельзя, экипажи не видят друг друга, снижаться к воде - тоже опасно. Пришлось идти на высоте буквально в сто метров. Причем за штурвалом были как раз начинающие пилоты.

«Ползли буквально под облаками, чтобы ребята нас видели, - вспоминает этот перелет Дмитрий Алексеев, - достаточно сложный был участок. А в Крыму уже начинается гористая местность, были опасности определенные, но с этой задачей мы справились».

Вместе с Дмитрием на Цесне летел Сергей Скворцов, пилот-инструктор авиакомпании «СкайМир»: «То, как мы вылетели, и то, как мы возвращались — разница очень большая. Мальчики встали на крыло. Они уже уверенно себя чувствовали, даже позволяли себе отвлекаться».

«Мы шли в группе, были ведущими, - добавляет Дмитрий. - Моя задача была — выдерживать все параметры полета: скорость, высоту, курс, без каких-либо колебаний. В конце полета было ощущение, что полностью контролирую самолет, просто слился с самолетом».

«За 20 часов общего налета я брал управление примерно на 20 минут. Этот мальчик все время пилотировал сам и пилотировал хорошо. Другие-то менялись. Даже видно было, что он уставал, я предлагал заменить, он отказывался. Я думал, у него отшибет всякое желание к самолету подходить, но он уже завтра собрался снова летать», - улыбается Сергей Скворцов.

Коктебель наших пилотов принял. Вообще этот поселок стал родным для многих авиаторов. В 20-е годы прошлого года здесь была создана Высшая летно-планерная школа, где учились Антонов, Королев, Туполев, Яковлев, Ильюшин, Микоян. Память о них хранят в музее истории планеризма и авиации.

«Коктебель — замечательное место, жизнь там и сейчас кипит: планеры летают, парашютисты прыгают, - вспоминает Павел Семакин. - Само место достаточно интересное — как раз для подготовки».

Аэродром Коктебеля расположен на горе Узун-Сырт. При северном и южном ветре там образуются мощные восходящие потоки воздуха —то, что нужно для занятий планеризмом. Место уникальное, похожая гора в мире есть только одна, да и та в Америке. Остаться в Крыму чебоксарские пилоты могли надолго — туман не давал надежд на скорый вылет. Но потом вдруг открылся небольшой просвет, и летчики собрались в считанные минуты. Вообще погода всю дорогу испытывала их на прочность.

«Куда бы мы не летели, - говорит пилот-инструктор Сергей Скворцов, - даже если меняли курс на 180 градусов, у нас всегда был встречный ветер. Всегда! Чем это объяснить? Ну не будем в мистику вдаваться, тем не менее это факт. Наша скорость была иногда меньше скорости автомобиля. Когда летели над дорогами, автомобили нас обгоняли».

Рассчитывали прилететь 2 мая, а вернулись лишь 4-го. Летчики говорят, самое главное — это мост дружбы, который они навели между Новочебоксарском и селом Русским. Краснодарская молодежная организация попросила пилотов дать ее контакты чувашским школьникам, чтобы общаться, ездить друг к другу, вместе хранить память о Жене Крутовой и летчицах единственного в мире авиаполка, в котором все должности — от механика до командира — занимали исключительно женщины.