24 марта 2017 07:08   -2°   $57,52 €62,10

14.08.2015 20:05

Чебоксарские адреса. Выпуск 14.08.2015

В системе МВД Константин Шевнин проработал почти 35 лет. Но даже выйдя на пенсию, он часто бывает в этих коридорах и замечает все изменения в интерьере. Константина Григорьевича перевели сюда в 53 году, и он помнит главное здание МВД новым, только что построенным: «Это здание было не таким, как сейчас, - попроще. Полы были деревянными, двери были совершенно другие. Там, где сейчас панорама города, висел моральный кодекс коммунизма. Внизу, где икона, стоял бюст Ленина».

Зданию МВД на улице Карла Маркса больше 60 лет, но и в середине прошлого века, и сейчас оно считается одним из самых красивых в Чебоксарах. В какой-то степени ему повезло: здание не стояло заброшенным, не переходило от ведомства к ведомству и не перестраивалось. Его начали возводить в 50-ом году по заказу недавно образованного министерства внутренних дел. Рядом уже стояло новое здание министерства госбезопасности. Многие сотрудники обоих ведомств до войны работали вместе в составе НКВД и на службу ходили в бывший особняк купца Ефремова. В 37 году чекисты забрали его себе и никому бы не отдали, если бы в 46-ом не пришлось менять структуру и расширять штаты.

«Если до войны происходили чистки, сокращения штатов, - рассказывает Вячеслав Селиванов, начальник культурного центра МВД по Чувашской Республике, - то новые реалии, послевоенные, когда преступность стремительно развивалась, требовали больше внимания сотрудников для пресечения преступлений. Основным видом преступлений была кража: кража продуктов питания, товарно-материальных ценностей».

Амнистия 45 года ухудшила криминогенную обстановку, стали появляться бандитские группировки. Оружия, большей частью трофейного, после войны у населения было много, и потасовки постоянно заканчивались то резнёй, то перестрелкой. Голод 46 года спровоцировал новую, еще более мощную волну преступлений. Милиция была обескровлена: многие офицеры с фронта не вернулись, а те, кто остались в тылу, погибали от бандитских пуль. Катастрофически не хватало профессиональных сыщиков. И в органы брали демобилизованных солдат, не знакомых со спецификой милицейской работы, но зато умевших метко стрелять, быстро бегать и соблюдать дисциплину. Без табельного оружия - пистолета Макарова — на службу они не заступали.

«В послевоенное время сохранялся пистолет ТТ, но его запретили в виду большой убойной силы, - говорит Селиванов. - Шансов выжить у преступника не было, поэтому начали использовать ПМ».

В музее истории органов внутренних дел сохранилась зимняя парадная форма того времени. Летом милиционеры носили белые кители. Целое десятилетие они проходили в брюках-голифе, а высокие хромовые сапоги проносили и того больше - до начала 80-ых.

«Это форменная одежда образца 47 года, - показывает Вячеслав Селиванов, - это внешняя форменная одежда — шинель, довольно качественного покроя и состава. Вот внутренняя. Мы видим характерную двухрядку пуговиц, такой гусарский стиль».

К осени 49 года в чувашской милиции служили уже 790 человек. Больших пустующих особняков, где можно было бы разместить не только милицию, но и другие управления МВД, в Чебоксарах не было, и министр Николай Захаров принял решение о строительстве нового здания. Возводить его пришлось хозспособом — силами самого МВД. Профессиональных строителей в Чувашии в те годы тоже не хватало, на стройках работали крестьяне, перебравшиеся в город в поисках лучшей доли. Выше трех этажей здания не проектировали — и возводить их было технически сложно, и качество кирпича не позволяло. Ездили на лошадях, машин было мало, вспоминает полковник в отставке Константин Шевнин. После окончания Высшей партийной школы он вернулся из Горького в Чебоксары на собственном автомобиле и произвел фурор.

Константин Шевнин вспоминает: «Я приехал на машине в 58 году, по городу ездил в единственном лице на легковой машине. Замминистра по кадрам меня увидел и спрашивает: «Ты на машине умеешь ездить?» Я говорю: «У меня собственная!» Он решил, что я в технике разбираюсь, и послал меня работать в ГАИ. Это сейчас там тысячи и тысячи человек, а тогда всего 10 человек было в ГАИ республики».

Машин не было даже в ГАИ. Константин Шевнин пересел на служебный мотоцикл. Но выезжать на аварии и гоняться за правонарушителями Константину Григорьевичу пришлось недолго. Его перевели сначала в отдел кадров, потом в Штаб МВД, и до самой пенсии он служил уже в этом здании на улице Карла Маркса.

Константин Шевнин помнит, как меняли деревянные перекрытия, обновляли балясины на лестнице и балюстраде, что установлена на крыше, как бережно восстанавливали элементы декора. Здание МВД — яркий образец сталинского ампира. Этот стиль соединил в себе элементы барокко, позднего классицизма и ар-деко: помпезность, роскошь и монументальность. Чебоксарам повезло, что главную улицу города — Карла Маркса успели застроить именно в этом стиле. Большинство зданий в центре возведены по проектам двух самых известных чебоксарских архитекторов — Ивана Ведянина и Феофана Сергеева.

«Они привнесли в архитектуру Чебоксар новое веяние, - объясняет Радий Рахимов, заслуженный архитектор Чувашской Республики. - Оно, может быть, и не настолько новое, потому что все новое — это хорошо забытое старое, но после того примитивизма, который до них существовал в начале 20 годов, это было что-то новое».

Феофан Сергеев окончил Московский архитектурный институт по специальности архитектор-планировщик. В Чувашии специалистов, которые могли бы нарисовать не только одно здание, а улицу и даже квартал, не было, и молодого человека тут же назначили заведующим планировочным сектором Наркомхоза республики. Спустя 14 лет он уже был главным архитектором Чебоксар. В конце 40-ых заказ на разработку проекта здания МВД получили и Сергеев, и Ведянин. Кстати, по чертежам второго уже строилось здание министерства госбезопасности.

Рассказывает Николай Муратов, директор Государственного центра по охране культурного наследия при Минкультуры ЧР: «Были заседания, рассматривались варианты Сергеева и Ведянина, и был принят вариант Ведянина, эскизный проект. Однако, Ведянин в 1949 году умер, работа осталась незавершенной. Что из себя этот проект представлял, неизвестно. Заказчик сразу же всю проектную документацию изъял».

Воспользовался ли Сергеев наработками Ведянина, тоже неизвестно. Людям, не имеющим отношения к искусству и архитектуре, может показаться, что проекты обоих зданий — и МВД, и ФСБ — чертила одна рука. Но если как следует вглядеться, становится понятно: стиль один, а вот почерки разные.

«У Сергеева более пластичные решения в архитектуре, более пластичные решения ордеров, козырьков, - говорит Радий Рахимов. - У Ведянина — более строгий подход. Здесь коринфские капители, растительный орнамент, а здесь всё строго, четко, ни одной лишней линии».
«У Ведянина преобладают элементы конструктивизма, там с формой все увязано. У Сергеева яркий праздничный декор, чисто сталинский ампир. У Ведянина этого не было», - добавляет Николай Муратов.

Проектируя это здание, Феофан Сергеев использовал все элементы классического зодчества. За что в стране любят сталинский ампир, так это за то, что он в полной мере соответствует золотому правилу архитектуры. Прочность, польза, красота. Эту формулу еще в 1 веке до н.э. вывел самый известный архитектор античности Марк Витрувий Поллион. Феофан Сергеев с особой дотошностью следил за тем, как воплощаются его проекты в жизнь, и строители об этом знали.

Краевед Александр Терентьев в своей книге «Чебоксары и чебоксарцы» рассказал такую историю, связанную как раз со зданием МВД: «Прораб Петр Михайлов любил вспоминать, как он допустил ошибку при размещении одной колонны в вестибюле и, чтобы никто из министерского руководства и сам Сергеев не заметили, не узнали об этом, вместе с охранником за ночь украдкой они «передвинули» на проектное место незаконченную кирпичную колонну». В ноябре 50-го года приказом МВД за перевыполнение плана строительства и снижение себестоимости все работавшие на стройке, в том числе и архитектор, получили премии. И это была не единственная награда Сергеева.

«После приемки здания в эксплуатацию Сергеев был награжден управлением архитектуры РСФСР, а потом на всесоюзном конкурсе получил денежную премию за этот проект, - рассказывает директор Госцентра по охране культурного наследия Николай Муратов. - И в 50-60 годы данное здание отмечалось как одно из лучших в Чебоксарах произведений зодчества».

В 76 году тогда еще начинающему архитектору Радию Рахимову поручили подготовить выставку в честь 70-летия Феофана Сергеева, нужны были фотографии, проекты, и вот тогда два мастера встретились — в первый и последний раз. Через два года Сергеев умер.

«После его смерти я зашел к его вдове Зое Васильевне, - вспоминает Радий Рахимов, - говорю: какие-то рисунки, чертежи, фотографии остались?
- Я все собрала и выкинула, - ответила она. И вот теперь оригиналов фотографий нет, я нашел старые негативы, распечатал».

Сколько домов в Чебоксарах построено по чертежам Феофана Сергеева, подсчитать не берется никто. Он проектировал не только административные здания, но и жилые. Причем даже в типовые проекты, присланные из Москвы, старался внести изменения, добавить им индивидуальности. Как говорят историки, если бы Чебоксарам хватило денег воплотить в жизнь все замыслы Сергеева — не только архитектурные, но и планировочные, центр города сейчас выглядел бы, наверное, наряднее и торжественнее — но абсолютно точно, что иначе.


все выпуски »