24 февраля 2017 06:41   -1°   $57,48 €60,45

03.07.2015 20:05

Чебоксарские адреса. Выпуск 03.07.2015

Ночью 13 июня 1928 года в Чебоксарах на берегу Волги горело новое, построенное несколько месяцев назад здание Дома крестьянина. На третьем этаже замкнула электропроводка. Тушить пламя городским пожарным помогали команды с пароходов, стоявших у пристани, и дом удалось отстоять. Чтобы найти виновных в пожаре, специальной правительственной комиссии хватило одного дня. Уже 14 июня арестовали наркома земледелия Спиридонова, завхозов Егорова и Канюкова, а также автора проекта прораба Александрова. Пройдет 9 лет, и в январе 37 года за Василием Александровым снова придут и на допросах ему припомнят всё, в том числе этот нелепый пожар. А потом будут 10 лет каторжных работ в Магадане, Находке, Сахалине, Биробиджане. Но стереть имя Василия Александрова из истории чекистам все равно не удастся.

«Вообще Александрова можно с полным правом считать первым чебоксарским архитектором», - уверен искусствовед Игорь Кугураков.

Молодой Чувашской Республике, выделенной из состава Казанской и Симбирской губерний всего лишь 7 лет. Чебоксары, маленький уездный городок с населением в 20 тысяч человек, постепенно обретает черты столицы. Все купеческие особняки давно национализированы, храмы приспособлены под склады, но зданий все равно катастрофически не хватает. Нет ни одной приличной гостиницы, где можно было бы переночевать, помыться, поесть. И весной 27 года власти республики задумываются о возведении на берегу Волги Дома крестьянина. В государственном историческом архиве сохранился протокол заседания ЦИКа, на котором было решено построить такое здание в ознаменование 10-ой годовщины Октябрьской революции.

Рассказывает директор Государственного центра по охране культурного наследия при Минкультуры Чувашии Николай Муратов: «Здесь планировалось устроить главный вход, въезд в город и в Чувашию в том числе. Главной артерией, соединяющей нас с другими регионами, была Волга, здесь была пристань, швартовались корабли».

Архитекторов в те годы в Чебоксарах было мало, в основном все приезжие. Из своих только Василий Александров. И тот без высшего образования. Он окончил архитектурное отделение Казанской художественной школы, но при этом сам проектировал здания, а потом еще и работал на стройке прорабом и снабженцем. Строил быстро: проект Дома крестьянина он представил в июле, а открыли здание уже 7 ноября. Вообще Александров был человеком активным, общительным, смелым и цену себе знал. Этого ему и не простили.

«Современники говорили: этот человек в 30-е годы открыто ходил в инженерной фуражке царского образца с кокардой, где молоточки были. В то время даже экзекуции устраивались: инженеры проходя мимо костра, должны были снять фуражку, кинуть в костер и вынуть кепку, как все пролетарии. А он нет. Ездил в коляске с фуражкой, демонстрировал всем свой социальный статус. Это очень сильно многих задевало, раздражало», - рассказывает Игорь Кугураков.

После 10 лет лагерей Василий Николаевич вернулся в Чебоксары, но проектировать ему не разрешили. Талантливый архитектор работал на стройках прорабом. Работал недолго: в 48-ом вернулся, в 53 умер. А в 56-ом его реабилитировали.

Это сейчас бывший Дом крестьянина спрятался за стенами Свято-Троицкого монастыря, но в 27 году храм уже не действовал. Краеведы говорили, что здание возвели на месте монастырского сада, в котором рос высокий кедр, но нынешние историки эти легенды не подтверждают.

«Здесь была хозяйственная часть, хозяйственные постройки. В этом легко убедиться, достаточно поглядеть на аэрофотосъемку 1926 года, - Игорь Кугураков показывает большую фотографию. - Вот в этом месте сплошные постройки. Где тот волшебный кедр, который снабжал всех орешками, я не знаю».
В 30 году сутки проживания в этой гостинице стоили всего-то 30 копеек. Сельчане вполне могли потянуть такие расходы. Но здесь не только принимали постояльцев. В Доме крестьянина находился кабинет председателя Центрального исполнительного комитета партии, хотя остальные члены ЦИК работали чуть выше по улице, в бывшем особняке купца Федора Ефремова. Здесь все время проходили съезды и конференции, так как в гостинице запроектировали зал на 300 мест.

По словам историка и почетного архивиста России Владимира Ткаченко, строительство Дома крестьянина для Чебоксар было событием из ряда исключительных. Это было первое здание, построенное в Чебоксарах как общественное сооружение. До этого для проведения массовых мероприятий, конференций, съездов использовались дома, оставшиеся от купцов.

Участники слётов и съездов непременно фотографировались — либо в самом зале, либо во дворе. Балкона сейчас уже нет, а вот пожарная лестница сохранилась. Рядовые чебоксарцы сюда тоже заглядывали — кино посмотреть. В этом зале демонстрировали знаменитый фильм Сергея Эйзенштейна «Броненосец «Потемкин». Звукового кинотеатра в Чебоксарах еще не было, и к нам привозили только немое кино. А когда прямо напротив появилась «Родина», здесь устроили детский кинотеатр «Ударник». С началом коллективизации Дом крестьянина переименовали в Дом колхозника, а потом и вовсе в гостиницу «Турист». Никаких масштабных перестроек здесь не было. Чем хорош стиль конструктивизм, так это своим рационализмом — все строго продумано. На первое место архитекторы ставили функциональность здания. Дом крестьянина, кстати, образец раннего конструктивизма — таких по всей стране немного.

«Вот эти аттики, выступающие части, они разные, - показывает на доме Николай Муратов, - здесь одной формы, там ступенчатые, там вообще не аттик, а щипец. Если карнизом не подчеркнут, это уже щипец называется. Это уже говорит о том, что какие-то элементы модерна присутствуют, который только что отошел, но был очень популярен в зодчестве».

Любовались этим зданием многие приезжие. В ноябре 41 года в номере с видом на Волгу остановился белорусский писатель, чье имя гремело на весь Советский Союз. Впрочем, настоящее его имя - Иван Луцевич - помнили немногие, рядовые читатели знали его как Янку Купалу. Вместе с женой он ехал из Минска в Казань, в эвакуацию, и автомобиль сломался как раз под Чебоксарами. Здесь его встретил и принял старый знакомый Семен Эльгер, к тому времени уже народный писатель Чувашии.

«Некоторое время Купала жил на квартире у Эльгера, но это было не совсем удобно, и через горсовет нашли возможность выделить ему номер в гостинице, - рассказывает Владимир Ткаченко. - Время, когда приехал сюда Янка Купала, было достаточно сложное. Почему? Здесь формировались дивизии. Вспомним, ноябрь 1941 — это начало битвы под Москвой. Формировались 2 стрелковые дивизии, было очень много военных. Кроме этого очень много эвакуированных. Единственная гостиница была занята под штаб формирующихся дивизий».

Писатели встречались, гуляли вдоль берега, разговаривали о литературе и о войне. Янке Купале Чебоксары понравились настолько, что он уже не думал ехать в Казань.

«Может быть, он действительно остался бы здесь, может быть, совершенно иначе сложилась бы его судьба, - предполагает Ткаченко, - но как раз в это время город подвергся первой и единственной бомбардировке за всю историю войны».

Янка Купала быстро собрался и на следующий же день уехал в Казань. С Эльгером они договорились после войны встретиться в Минске, но через 7 месяцев белорусский поэт погиб в столице в гостинице «Москва» — без свидетелей, при невыясненных обстоятельствах. Официальная версия — упал в лестничный пролет. Чебоксарская гостиница «Турист» работала до начала 90-ых, но постояльцев, известнее Янки Купалы, там уже не было.

В 93 году началось восстановление Свято-Троицкого монастыря, в 95-ом решили возродить духовное училище, закрытое еще в годы Первой Мировой войны. И владыка Варнава попросил чиновников отдать здание гостиницы, к тому времени уже опустевшее, епархии.

Ректор Чебоксарского духовного училища отец Михаил вспоминает то лето: «Восстановили в первую очередь окна, рамы гнилые были от ветхости. Полы были разбиты, разобраны. Кто-то осмелился этот паркет разобрать и увезти. Было и плохое отопление, оно было наполовину разобрано».

5 лет назад здесь открыли музей истории православия и перевода Библии на чувашский язык. Вот этот Псалтырь, например, еще из библиотеки того прежнего духовного училища. Когда в 1916 году его закрыли, то учеников разогнали и многие церковные книги сожгли. Но часть уцелела, благодаря прихожанам. А спустя 80 лет они вернули книги возрожденному училищу. Еще один ценный экспонат, который отец Михаил демонстрирует с гордостью: часы первого чувашского просветителя Ивана Яковлева. Их подарил ему лично император Николай Второй. Иван Яковлевич был человеком глубоко верующим, и его родственники уже в конце века решили передать личные вещи на хранение не в национальный музей, а чувашскому митрополиту. И уже владыка Варнава принес часы в музей истории православия.

20 лет назад облик бывшего Дома крестьянина снова изменился: крыльцо спрятали за монастырской стеной, на башне вместо герба СССР появился лик Христа, и чисто светское здание было вписано в церковный ансамбль.


все выпуски »